Какая у нас погодка?

ясно

Венецианское господство

Остров был важен для республики Венеции по ряду причин.

Во-первых, он приносил хороший доход в казну, во-вторых, обеспечивал прочную базу торговли, крепости Кипра делали его мощным военным опорным пунктом Венеции в Средиземноморье. К этому времени венецианцы владели почти всей береговой полосой в Далмации, крепостями в Албании, Корфу, Критом и ещё несколькими пунктами Эгейского архипелага. Важно заметить, что все эти владения граничили с Оттоманской империей.

Греческое население Кипра венецианцев не любило. Налоги были больше, чем при королевской власти, а головы недовольным венецианцы рубили без церемоний.

Венецианцы радикально изменили облик столицы Кипра, превратив его из роскошного многонационального города в суровую военную крепость. Была перестроена цитадель Кирении, а Фамагуста стала самой совершенной крепостью современной Европы. Островом управлял венецианский военный губернатор. Основой экономики оставалось произодство сахара и виноделие.

Так продолжалось до 1571 г., когда началась турецко-венецианская война. Взгляд на неё, как на аннексию острова турецким Султаном, является ошибочным. Причин разрыва мирного договора между Венецией и Турцией было несколько.

В январе 1579 г. в Венеции был арестован по обвинению в шпионаже видный турецкий дипломат - личный переводчик Султана Селима, следовавший в Париж с важной дипломатической миссией.

Франция выразила по этому поводу официальный протест Венеции. В Стамбуле, в ответ на арест Турецкого дипломата, было закрыто венецианское торговое представительство. Правительство Султана обвинило венецианцев, не только в нарушениях международных дипломатических норм, но и во враждебных действиях.

По условиям мира, подписанного между Венецией и Османской империей в 1567 г., венецианская и турецкая стороны должны были выдавать друг другу дезертиров. Венецианцы не торопились это делать, более того один из дезертиров турецкого флота, босниец Изконд, не без их содействия сколотил на Кипре пиратскую шайку и скоро стал одним из самых известных корсаров восточного Средиземноморья. Его галеры грабили турецкие торговые суда и корабли с паломниками, направляющиеся в Мекку.

Правительство Султана заявило, что в результате этих нарушений мирный договор с Венецией утратил силу. В Стамбуле на развитие отношений с Венецией существовало несколько взглядов. "Партию мира" возглавлял Великий визирь, осторожный и опытный политик Мехмед Соколлай. Он предсказывал неизбежные катастрофические экономические последствия операции войск Султана на Кипре, в результате которой процветавшие города острова будут лежать в развалинах и захват Кипра принесет казне Султана одни убытки.

Противники Великого визиря доказывали Султану, что важное стратегическое положение Кипра делает неприятельский флот, базирующийся на нем, серьезной угрозой для безопасности турецких портов на Средиземном море.

В Сенате Венеции имелась "партия мира", но она не могла противостоять авторитету Римского Папы Иннокентия IX, который активно подталкивал венецианцев к союзу с Испанией и войне на вытеснение Оттоманской империи из Средиземноморья. Победу одержала "партия войны".

Когда в феврале 1570 г. турецкий посол представил Сенату требование о сдаче Кипра, ультиматум Султана был отклонен. В неофициальном порядке, Великий визирь просил посла передать Сенату, что можно предотвратить Войну, если Венеция согласится выплачивать контрибуцию в 100 000 дукатов ежегодно, (Кипр приносил Венеции доход в 1 миллион дукатов в год) и передаст войскам Султана два важных стратегических пункта на Далматинском побережье.

Но когда турецкий посол явился в Сенат за ответом, он ещё на улице увидел, что голубой флаг над Сенатом, означавший мир в Венеции, заменен на красный, означавший состояние войны. Посол вынужден был покинуть Сенат черным ходом, так как на площади собралась толпа, кричавшая: "Убейте его! Убейте его!".

Военная экспедиция на Кипр, при всей военной мощи Оттоманской империи, не была простой прогулкой. В случае появления в восточном Средиземноморье крупного вражеского флота, турецкий экспедиционный корпус мог быть отрезан от баз снабжения порохом, продовольствием и людскими ресурсами.

Штурм трех первоклассных крепостей являлся непростой задачей и грозил значительными людскими потерями. При затягивании войны, ослабленный и отрезанный от баз снабжения экспедиционный корпус, неизбежно терял боеспособность.

Написать
нам письмо
Напишите нам: