Какая у нас погодка?

ясно

Пропаганда «Энозиса» и ее последствия

С 1817 г. начинается революционное движение в Греции.

На Кипре появились представители тайных обществ, называющие себя "апостолами". Разумеется, они просили денег. Сначала Архиепископ Киприанос не хотел их и видеть, но потом начал выделять на нужды революционной пропаганды небольшие средства. Это был единственный финансовый источник деятельности "апостолов", так как местные греческие коммерсанты не давали им ни пиастра.
Так Кипрская православная церковь начала финансирование подпольных организаций, проповедовавших идеалы "Энозиса" - объединение Кипра и Греции в одно государство. Эту практику продолжали потом все Архиепископы Кипра.

Чем в действительности, кроме трескучих фраз, привлекала Архиепископов идея «Энозиса»? По своему сану и привилегиям, полученным ещё от византийского императора Зенона, Архиепископы Кипра формально стоят выше иерархов Греческой церкви. Если бы присоединение Кипра и Греции произошло, главой объединенной Эллинской православной церкви должен был бы стать Архиепископ Кипра. Эта простая причина и подталкивала Архиепископов Кипра к поддержке идеологов "революционной борьбы с турецким гнетом".

Прибывшие на остров агенты тайных революционных греческих обществ, создали в 1820 г. первую на острове подпольную организацию. На Кипре стали распространяться письма, призывавшие к «резне» турок. Сигналом к выступлению должна была послужить атака на артиллерийский арсенал в Никосии. Распространение этих писем не могло происходить без ведома Архиепископа и высших иерархов Кипрской православной церкви.

Скоро экземпляры писем попали на стол турецкого губернатора острова Мехмеда Кучука. Он был военным до мозга костей, человеком жестоким и вспыльчивым. Губернатор поручил разобраться во всей этой истории Драгоману Георгиосу Лапьеррасу, который пользовался его неограниченным доверием.

Драгоман представил губернатору "проскрипционные списки" на 486 человек, так или иначе, замешанных в распространении "мятежных писем". Все они были приговорены к смерти. Как выяснилось позже, Драгоман внес в них много своих личных недругов и кредиторов.

Большинство обвиненных бежали в Грецию с помощью консулов России, Великобритании и Швеции. Часть спаслась с помощью своих друзей, турецких киприотов. Так, шейх Хаджи Хассан Эффенди укрыл в мечети двух своих знакомых - архидьякона Киттиона и греческого коммерсанта.

Архиепископ Кипра Киприанос направил губернатору письмо с уверениями своей личной лояльности к власти Султана, но дни его были сочтены. Арестованный в апреле 1821г., он принял смерть с философским спокойствием.

Вместе с Архиепископом были казнены его секретарь, многие высшие церковные чины и те из частных лиц, включенные в "проскрипции" Драгомана, которые не успели или не смогли бежать с острова. Так дорого обошлось греческим киприотам их первое знакомство с идеями "панэллинизма".

С 1830 г. правительство Султана начало осторожные административные реформы на Кипре. Был создан Гражданский совет из 20 человек, избиравшийся населением, а так же муниципальные советы, в которые, на равных основаниях, входили представители греческого и турецкого населения.

Налоговое управление было подчинено турецкому губернатору, а власть Архиепископа существенно ограничили.

В Европе, к концу XIX столетия, уже сгущались тучи будущей 1-ой мировой войны. Немецкий принц Гогенлоэ впервые, со времен крестовых походов, возвращается к идее германской аннексии Кипра, Крита и Родоса. Решительность Кайзеровской Германии начала нервировать британского премьера лорда д'Израэли. Учитывая стратегическую важность Суэцкого канала, появление германского форпоста в восточном Средиземноморье было крайне опасно для британских интересов.

Английское правительство начинает секретные переговоры с Турцией о военном союзе. Все это присходило накануне важного события - "Берлинского конгресса", на котором ожидался мощный натиск Бисмарка с целью получения дополнительного "немецкого жизненного пространства".

Из архивов Британского Адмиралтейства, был извлечен секретный доклад британского разведчика, капитана королевского флота, Койера. В нем он, ещё в 1814 г., обосновал необходимость организации на Кипре базы британского флота.Рассмотрев варианты использования портов Кипра, Крита, Родоса и Палестины, капитан Койер пришел к выводу, что лучшее место - порт Фамагуста.Идеальное стратегическое положение Кипра в восточном Средиземноморье делало остров «непотопляемым линкором» британского флота (позже, его стали называть непотопляемым авианосцем НАТО). Переговоры с Турцией об организации своей военной базы на острове англичане провели блестяще. Они напугали министров Султана страшным "русским медведем", якобы надвигавшимся на Турцию с Кавказа.В этот период наиболее влиятельным советником Императора Александра II был знатный армянин, Лорис - Мельков (Мелькумян). Он использовал всё свое влияние на Государя, побуждая к захвату армянских земель в районе Араратской долины и озера Ван. Наибольшим успехом было взятие русскими войсками старой крепости Каре.

Английские дипломаты смогли убедить министров Султана в необыкновенной стратегической значимости этого успеха русских войск и смертельной угрозе, якобы нависшей теперь над Оттоманской империей.

Англичане предложили оборонительный союз и гарантировали, что если русские казаки продвинутся дальше линии Батум - Ардаган - Каре, Британия обрушится на них всей своей военной мощью. В обмен на эту отдаленную перспективу, Англия немедленно получала в аренду за 11 500 000 пиастров в год (собираемых с населения острова) остров Кипр и могла оставаться на нем столько, сколько полк Терских казаков продолжал заниматькрепость Карс. В влучае отхода этих грозных русских сил, остров Кипр должен был вернуться под власть Султана, а английская база эвакуироваться.

По условиям договора Британия управляла островом "де-факто", но "де юре", он оставался владением Султана. Договор был подписан за неделю до начала Берлинского конгресса (13 июня 1878 г.) и произвел на Бисмарка шокирующее впечатление. Охладив его амбиции, англичане заключили тайный военный союз с Россией (положивший начало "Антанте") и стали убеждать русских министров в исключительной важности крепости Каре для системы обороны владений России на Кавказе.

Слухи о передаче Кипра англичанам просочились в греческую колонию Стамбула. Богатые греческие коммерсанты бросились скупать собственность на Кипре, рассчитывая на её быстрое подорожание.

1 июля 1878 г. Британский адмирал Хау получил приказ направиться со своей эскадрой из Египта на Кипр. 12 июля состоялся подъем британского флага в Никосии. Архиепископ Кипра Софрониус уклонился от участия в церемонии. Он не хотел больше видеть официальные турецкие лица.Во время подъема британского флага эпископ Ларнакский выразил надежду, что Британия сделает все необходимое для обеспечения воссоединения Кипра с Грецией.

Какой-то грек во время церемонии оскорбил турецкого офицера и получил удар саблей. Так закончилось на острове Оттоманское правление. Начался новый период - Правление Британской Королевской Администрации.

Написать
нам письмо
Напишите нам: